Любят Максима за доброе имя

Социальная работа традиционно считается сугубо женским делом. Максим Геннадьевич Рубцов, единственный в Саргатском районе мужчина — социальный работник, категорически не согласен с этим утверждением. По его мнению, в сельской местности пожилым людям зачастую требуется помощь, которая не по силам самым трудолюбивым и хватким представительницам прекрасного пола. К тому же мужчина при должном старании с женскими обязанностями может отлично справиться, в чем его подопечные убеждаются постоянно.

Наш корреспондент провел несколько часов с М.Г. Рубцовым, вникнул в тонкости профессии социального работника и убедился в правоте его слов.
В Саргатском районе 53 социальных работника. На обслуживании у них находится более 300 человек: одинокие пенсионеры, престарелые люди, инвалиды — все те, кому необходимы каждодневная забота и внимание, помощь и поддержка.

В Андреевском сельском поселении — шесть социальных работников: три в д. Ивановка, один в д. Красный Путь и два в с. Андреевка. На их попечении находится 43 человека. 13 лет трудится социальным работником Елена Владимировна Меженнова, 8 лет — Нина Александровна Дресвянкина, добросовестно исполняет свои обязанности Ольга Валентиновна Вдовина (все они работают в Ивановке). Всегда добра и внимательна к своим подопечным Ирина Валерьевна Масколенко из Красного Пути. Ольга Владимировна Хижняк и Максим Геннадьевич Рубцов — социальные работники из Андреевки.

В Андреевку Максим Геннадьевич Рубцов переехал в 2006 году из Саргатки по семейным обстоятельствам. Его супруге, Ксении Александровне, предложили вести в местной школе информатику. Опыта молодому специалисту надо было где-то набираться, к тому же Андреевка — далеко не худший вариант для проживания: село газифицированное, есть 11-летняя школа, детский сад, приемлемые цены на жилье.
— Жена с головой ушла в работу, а мне по большей части пришлось перебиваться временными заработками, пока не устроился в одну омскую строительную фирму по возведению частных домов для молодых специалистов и работников АПК. В Андреевке по этой программе свои жилищные условия смогли улучшить несколько семей, — рассказывает Максим Рубцов. — Вскоре организация ликвидировалась, и вновь я остался не у дел. Среди возможных перспектив трудоустройства была работа вахтовым методом вдали от дома. Не хотелось оставлять семью, дети были еще маленькие. В Центре занятости населения мне посоветовали обратиться в Комплексный центр социального обслуживания населения «Бережок» — в Андреевку требовался соцработник. Когда узнал, что в круг моих повседневных обязанностей будет входить мытье полов, уборка квартиры, походы в магазин за продуктами, помощь в приготовлении пищи, — не испугался, я по контракту год отслужил в Таджикистане, привык к самостоятельности и порядку, но работать здесь долго не собирался…

Нет ничего более постоянного, чем временное. И вот уже пять лет М.Г. Рубцов помогает восьми своим подопечным по хозяйству, скрашивает их одинокую старость, если есть такая необходимость — на своем личном автомобиле везет в больницу в райцентр, записывает на прием к врачам, покупает лекарства в аптеке. И делает это, как мне кажется, не столько в силу своей профессии, сколько по велению души. Поразило, как молодой мужчина общается с престарелыми бабушками и дедушками, каким вниманием и заботой окружает их.
На самой протяженной андреевской улице Октябрьской живет Зоя Григорьевна Кузнецова. К ней Максим Геннадьевич успел заглянуть в этот день с утра, а после обеда обещался выкосить за оградой и на огороде траву, густым зеленым ковром устилавшую землю. Баба Зоя отворила дверь не сразу, чем очень обеспокоила социального работника.
— Мало ли что с пожилым человеком может случиться, — с тревожными нотками в голосе поясняет М.Г. Рубцов. — Хорошо, если крепко спит, но на ум приходит совершенно другое. Баба Зоя плохо слышит, беспокоит меня ее состояние здоровья, артериальное давление, да и возраст дает о себе знать. Здесь кроме меня у нее и нет никого. Сын в городе живет — не наездишься, а мужа своего она 13 лет назад схоронила.
Минут десять мы стучали в закрытые окна деревенской хаты — тишина. Потом Максим Геннадьевич взял большую березовую чурку и ударил ею об стену. Раздался звук, похожий на раскат грома, а следом за ним послышался лязг дверного крючка.
— Максима, так сладко я нынче уснула, что не слышала, как ты пришел, — с порога запричитала бабушка Зоя. — Мне показалось, или гром гремел…

В свои 84 года З.Г. Кузнецова в идеальном порядке содержит большой огород в 8 соток. На днях Максим Геннадьевич помогал ей сажать картофель.
— Зачем вам так много картошки? — поинтересовалась я.
— Непорядок, если земля пустовать будет да бурьяном зарастать! Покуда силы есть и Максим рядом — огород не брошу, — отвечает бабушка.
Пока мы тихо ведем беседу, Максим Геннадьевич достает из мотороллера свой триммер (его он купил несколько лет назад для себя, но по необходимости использует и в служебных целях) и начинает косить траву. Когда с работой покончено, присаживается на скамейку и спрашивает у своей подопечной, в какое время лучше заглянуть завтра.
Уже стоя у калитки, Зоя Григорьевна вместо привычных слов прощания машет своему помощнику рукой. По глазам видно, что не хочет отпускать. И еще долго провожает нас взглядом, в котором читается и радость от встречи, общения, и тоска от того, что снова одна…

Было в этот день у андреевского социального работника еще одно срочное поручение. Военному пенсионеру Николаю Павловичу Байкову нужно было смастерить из жердей калитку на огород. Трактор, опахивающий поле под картофель, ненароком задел шаткую дверцу плугом — вот она и завалилась.

Живет Николай Павлович Байков вместе с супругой Верой Алексеевной. Познакомились они, еще когда глава семьи служил в воздушно-десантных войсках в Амурской области. Родом Николай Павлович из Андреевки, сюда и вернулся уже семейным человеком сразу после демобилизации. Огород у Байковых большой, 10 соток. И почти весь он засажен картофелем.

Несколько лет назад Николай Павлович серьезно повредил правую руку. Теперь ни молоток, ни рубанок, ни пила не слушаются его умелых рук.
— Раньше сам все делал, а теперь не могу. Дом на земле без мужской руки, считай, сирота. Максим для нас как палочка-выручалочка, — рассказывает Н.П. Байков о своем социальном работнике. — В пожилом возрасте острей и горше воспринимается обида, невнимание и людское равнодушие. Заглянет Максим, улыбнется — и на душе становится тепло, спокойно. Поздравляет с днем рождения, с праздниками. Он нам что сын — дочку свою мы похоронили…

За полчаса новая калитка была готова. Осталось укрепить ее к деревянному столбу-коротышу навесами, за которыми Максим не поленился осходить к себе домой, на соседнюю улицу Свердлова. Кстати, эта заасфальтированная несколько лет назад улица — украшение села. Усадьбы здесь ухоженные, хозяева приветливые. Бросается в глаза обилие зелени — почти в каждом палисаднике цветут яблоньки, черемуха, источая необыкновенный аромат. Красив и бывший колхозный яблоневый сад, заложенный в 60-х годах на окраине села, — сейчас он весь в белом наряде.
Максим Геннадьевич говорит, что ему очень повезло: все его подопечные — замечательные люди, добрые, чуткие, порядочные. А, может, это Максим такой отзывчивый человек, которому хочется довериться, поделиться бедой, попросить о помощи.

— Пусть это звучит громко, но эта работа сделала меня добрее, выносливее, терпимее, — признается М.Г. Рубцов. — Раньше я думал, что к помощи социальных работников прибегают обездоленные, одинокие бабушки и дедушки, а теперь знаю, что это не всегда так. Нередко пожилой человек ищет соцработника, чтобы обзавестись другом, собеседником, помощником, чтобы чувствовать себя самостоятельным и не отрывать от дел детей и внуков… Главное в моей работе — создать такие условия для своих подопечных, чтобы каждый из них чувствовал и знал, что не одинок в этом мире.
Сохранять бодрость духа, поддерживать тело в тонусе и укреплять свое здоровье помогают Максиму занятия тяжелой атлетикой (любовь к этому виду спорта привил ему отец — ныне покойный Геннадий Максимович, кандидат в мастера спорта по тяжелой атлетике), силовой гимнастикой и вечерняя пробежка. На своем спортивном велосипеде расстояние от Андреевки до Саргатки почти в 30 километров он преодолевает за 56 минут. В райцентре живут его мама и сестра, о которых он беспокоится.

На прощание Максим Геннадьевич очень просил поздравить через газету Ольгу Владимировну Хижняк, Наталью Николаевну Бабенко, Екатерину Ивановну Берберих, много лет отработавших здесь, в Андреевке, социальными работниками, и всех его коллег с их общим праздником. Пожелал всем здоровья, семейного благополучия и душевного спокойствия, которое так необходимо тем, кто посвятил себя благородному делу — социальной работе, помощи людям.

Наталья МЯСНИКОВА, фото автора

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *