Напряжение-220,или крестьянский оазис надежды

naprijenie--220В крестьянско-фермерском хозяйстве Лидии Викторовны Крошко из Десподзиновки поголовье крупно-рогатого скота достигло 220. Не считая новорожденных телят. Хозяйство демонстрирует поразительный рост  — поголовье, по сравнению с прошлым годом, выросло на 70 процентов. И это несмотря на все трудности животноводческой отрасли.

Сквозь заснеженные окна утонувшей в сугробах фермы льется яркий свет. Лида выходит навстречу из молокоприемного вагончика, установленного с торца животноводческой базы.

— Тут у нас коровы. Здесь — молодняк, — ведет она меня по ферме (молодняк будто кто шампунем специально помыл к приходу корреспондента). Вот – новорожденные (отсеки для малышей устланы соломой и отделены от стен досками и утеплены прослойкой из опилок). Сверху отсека — небольшой деревянный козырек.

Самому юному обитателю родилки — несколько часов от роду. Он еще дрожит от резкого перехода из теплого материнского лона в жизнь. Над новым постояльцем абажур с лампой.

— У вас стопроцентная сохранность телят?

— За два года только один теленочек погиб: был очень слабенький, недоношенный. А как-то родился 8-килограммовый малыш. Такой маленький, что я его в кофту заворачивала, — улыбается Лида, — отогревала, как ребенка. Сейчас он такой упитанный…

Эту половину фермы я видел полтора года назад пустой, но и тогда она внушала уважение аскетическим порядком. Восстановленные стены, бетонный  пол, уложенные деревянные настилы, герметичные ворота в торцах, поликарбонатовые окна, экономичное, но эффективное освещение, простая и надежная система поения. Как радостно видеть это помещение, заполненное, пусть и неплотно, животными. А ведь этому предприятию только два с половиной года. Какую гору работы своротили под началом Александра Викторовича Бондаренко, брата Лидии! Он живет в Москве (у него там небольшой строительный бизнес), периодически наведывается на свою малую родину и вкладывает средства в возрождение фермы. И свой строительный опыт, руки умелые прикладывает. Летом Александр снова инвестировал капитал в восстановление другой ее половины.

Заходим туда. Все для нормального содержания животных сделано: окна, пол, ворота, освещение. Здесь же горка зерновых отходов рядом с зернодробилкой, ворох овсяной соломы. По одну сторону от центрального прохода стоят бычки, по другую, на соломенной подстилке, — нетели без привязи. В ближайшем будущем здесь также беспривязно будет содержаться и дойный гурт. Поэтому помещение ожидает еще одна серьезная реконструкция.

Возвращаемся в более обжитую часть фермы

Негромкую нудную ноту тянет электродвигатель, создающий вакуум. Лидия проворно управляется с доильными аппаратами. 

— Молока сдаем сегодня мало – телят надо отпаивать. Коровы в основном в запуске. Зато летом 800 литров надаивали за день, — поясняет она.

Наполняет ведра нацеженным молоком и несет телятам.

Уходят с фермы Иван Иванович Куприк и Валентин Егорович Сергеев: животноводы- скотники свою смену отстояли. Дмитрий Владимирович, муж Лидии (здесь он и слесарь, и тракторист) раскладывает сено, подает воду в поилки, растелившимся коровам добавляет сенаж, помогает Лидии кормить телят.  

— Сколько времени в день  проводишь на ферме? — спрашиваю Дмитрия.

— Спроси лучше, сколько времени я бываю дома, — поправляет он меня.

Дмитрий остается в ночь на ферме: будет за сторожа, скотника и ветакушера, если какой-то корове приспичит телиться.

Время полдесятого вечера, мне пора уезжать. Хозяева еще управляются. А завтра в семь утра снова дойка, кормление. И так беспрестанно, каждый день.

— Мы не жалеем, что впряглись в эту лямку, — говорит Лидия. — Есть работа, есть уверенность в завтрашнем дне.

Такую уверенность ферма даст и другим сельчанам (уже дает). К середине весны дойных коров здесь будет уже сотня, и одной хозяйке не управиться. А вообще дойное стадо, рассчитывает Александр, должно быть голов двести. Это еще рабочие места. Сейчас сенаж и зернофураж КФХ покупает в ивановском «Агро-Сервисе». Только сено свое. Себестоимость у молока в таком случае высокая. Но нынешним летом ситуацию в хозяйстве будут возвращать в нормальное русло — выращивать и сочные корма, и зерно. Значит, понадобятся механизаторы. Так что возрождение, развитие этой фермы — вклад в сохранение деревни.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *